Форум ВИКС

[Sticky] ВИКС-4: Палач - глава 3  

zuboskal
(@zuboskal)
Доверенный Admin

Глава 3. Переговоры.

– Руль крепче держи, обормот блохастый! Из-за твоей болтанки сейчас вывалимся за борт!

– За собой смотри, пень железный! Куда крыло гнешь, сейчас на бок завалимся!

– Слышь, ты, горе-рулевой, если я крыло отпущу, то тогда точно завалимся! Куда надо, туда и гну!

– Рра-арр! Я может и горе-рулевой, да побольше тебя понимаю! Ослабь, ослабь давление, пока трос не лопнул! Ослабь, кому говорю…

– Вот же связалась я с вами, недоделанными! Хорош ругаться! Глаза разуйте, у нас остров по курсу! Если правее не возьмете, крыло снесем! По Белой Мгле соскучились? Нет, я точно сейчас на этот остров сигану, и сами расхлебывайте! Ух ты. А это еще что за…

– Слышь, белобрысая, остров мы и без тебя видим, не лезь под руку!

– Да посмотрите на остров! Мне одной мерещиться, или это там на самом деле?

На парусной лодке воцаряется тишина, три пары глаз смотрят по курсу увлекаемого воздушным течением кораблика. Тишина, конечно, относительная – паруса дрожат и хлопают в потоках, течение здесь быстрое и шумное. Но хотя бы перебранка прекращается, как по волшебству. Точнее, именно по волшебству и прекращается. Потому что на островке-нулевке, который невесть как затесался посреди широкой и бурной воздушной реки, каждому из троих похитителей является чудо. Настолько поразительное, что даже наступающие сумерки не мешают разглядеть пикантные детали как следует. Как будто резкость зрения обостряется не вполне естественным способом (но кто в такой момент об этом думает?!).

– Не может быть,  – бормочет Роник, глядя на остров с совершенно ошалелым видом, чувствуя, как с каждой секундой в груди расцветает некое доселе незнакомое всепоглощающее чувство. Вот, значит, как оно бывает… Получается, до этой минуты он и представления не имел, что это такое – настоящее счастье.

Девушка его рода, торбинка. Она стоит на краю гибельно опасного островка, смотрит на него, торбина, умоляющим взглядом и протягивает к нему руки. Ее длинные русые волосы красиво развеваются на ветру, добавляя очарования ее круглой и милой мордашке… И почему-то она совсем без одежды, это смущает… и в то же время рождает неодолимую притягательную силу. Эти волнующие изгибы и округлости идеальной фигуры… Нестерпимо захотелось вдруг спрыгнуть прямо за борт, пробежаться по воздуху, схватить девушку в объятия и больше никогда, никогда не отпускать, до самого конца времен…

– Не может быть, – севшим голосом повторяет Роник. – Я уж думал, что никогда не увижу такое чудо на проклятом всеми богами Архипелаге… Но как она попала на эту «нулевку»? С нее же в любую сторону на «свистке» не допрыгнуть.

– Может, лодку перевернула? – Снафу Кусака тоже заметно хрипнет от волнения, буквально пожирая «чудо» на островке взглядом. Вместо связных слов из его горла так и норовит вырваться рычание, не подобающее взрослому и контролирующему себя самцу. – А сама успела выпрыгнуть, рра-арррв? Или течением остров недавно сорвало с насиженного места, а она не успела убраться… В любом случае ты прав. Такую красотку, рва-аввр, срочно нужно спасать!

Какой-то частью разума Снафу, конечно, понимает, что в его диком животном возбуждении виноват недостаток жизненного опыта. Ведь ему идет всего четвертый год, инициацию он прошел всего полгода назад, и его настоящая жизнь по сути только начинается… Но такую породистую самку ему еще видеть не доводилось. В поселках, где он успел побывать во время скитаний с этими чужаками из других миров, обитали самки совершенно обычные – невысокие, серые, невзрачные. Нормальный такой «домашний» вариант. Но эта… Рослая, на голову выше него, Снафу, с густым белоснежным мехом по всему гибкому телу, с необрезанным пушистым хвостом, без единого клочка традиционной кожаной одежды… Эти большие небесно-синие глаза, выразительно взирающие на него с немым вопросом и верой, что он ее спасет… Эта изящная поза, выдающая смущение и желание…

– Что ты сказал? – Роник пытается оторвать взгляд от девушки на приближающемся острове, но ему это не удается, взгляд словно прикипает. Один только вид этой торбинки вызывает в нем такое неземное наслаждение, что пропустить даже секунду лицезрения кажется вопиющим преступлением. – Очнись, гхэлл. Красотку? С каких пор для тебя женщины торбинов стали красотками?! Знай свое блохастое место…

– Ты совсем окосел, Роник? – Рявкает в ответ Снафу, тоже глядя не на соперника, а вперед. – Или кивилловых ягод нажрался, рва-аввр? Какая еще женщина? Там же самка! Красивейшая из самок! Как же я хочу ее спасти…

– Вы оба спятили, – слегка замороженным голосом, но вполне твердо заявляет Искра.

Девушка совершенно убеждена в том, что видит до невозможности брутального парня своего, человеческого вида, который с какого-то перепуга разгуливает по острову в чем мать родила, поигрывая рельефно развитыми мышцами. Искра нервно облизывает внезапно пересохшие губы, почему-то тянется за магическим жезлом, спохватывается, отпускает рукоять, безотчетным движением приглаживает на макушке белые со стальными вкраплениями волосы, растрепанные встречным ветром. Рдеет от смущения, подумав, понравится ли она ему, и тут же грубо чертыхается под нос, так как никогда не замечала за собой такого раньше. Не тот у нее характер, чтобы забивать голову всякими телячьими нежностями, тем более, что по ее твердой убежденности большинство мужчин – непроходимые идиоты.

– Я, конечно, понимаю, что у парней от долгого воздержания глюки бывают, мерещится всякое. Но принять парня за женщину или самку… Это уже ни в какие ворота не лезет! Гребите к острову, бестолочи, это же нулёвка, в любой момент может кануть в бездну! Кого мы тогда спасать будем? Дырки от бубликов?!

Роник со Снафу Кусакой моментально спохватываются и налегают на рули, резко меняя курс.

***

Любят они надо мной потешаться. Кроха обзывает боссом, Марана – повелителем. Добрый я. Все никак с духом не соберусь уши оборвать. Вернее, Крохе – крылышки, а Маране – рога. Вот только с Мараной, скорее, выйдет наоборот – она сама кому угодно обломает рога, даже при полном их отсутствии. При желании всегда можно найти, что обломать.

Последние отблески заката догорают где-то там, за островом Горелым, выхватывая его очертания огненной каймой, но на Архипелаге никогда не бывает полной темноты. Да и «Теневой взор» (25% к остроте зрения в темноте) позволяет прекрасно видеть после наступления ночи, а сейчас еще не ночь.

Отходить в сторону не обязательно, существует определенная зона, с которой работает астральный маяк. Если центральная точка занята объектом, то есть, в данном случае – мной, то новый объект просто появится рядом, на свободном месте. Толкаться локтями нам не придется. Но все равно на всякий случай отступаю на пару шагов. Нет у меня полного доверия к системе, шанс на ошибку существует всегда, и не очень-то хочется улетать вверх тормашками – Марана куда тяжелее меня, хотя по виду и не скажешь. А остров, кстати, небольшой, так что бездна караулит рядом, неотрывно поглядывая на нас снизу тысячей жадных глаз. Именно поэтому, чтобы не перегружать нулевку, я и вызвал лишь суккубу. Ведь этих троих засранцев тоже придётся ссаживать с кораблика на остров, а Марана – сама по себе самое мощное оружие в клане.  

А вот и она, собственной персоной.

Воздух словно вздыхает и суккуба во плоти проявляется на островке.

Внимательно оценивает окружающую обстановку взглядом, горящим желтым внутренним огнем. В сумерках это выглядит особенно эпично. Поворачивается вокруг оси с этакой тяжеловесной грацией, взрывая дерн твердыми как алмаз копытами. В смысле, телосложение суккубы довольно изящное, и ростом она не больше меня, но могучей силой от дочери Хаоса так и веет. Когда стоишь рядом, то словно горячее дыхание преисподней подпаливает кожу.

Говорить ничего не нужно, Марана и сама весьма глазастое создание. Еще она любит, когда ее руки свободны, и оружие берет с собой только на задания. В этот раз ограничивается магической сферой – чтобы усилить возможности внушения на дальней дистанции.  Сфера тут же взмывает с вытянутой ладони –  шар десяти сантиметров в диаметре испускает едва заметное сияние. Миндалевидные глаза суккубы сужаются, превращаясь в прицел.

Я не мешаю, просто стою рядом и наблюдаю.

Марана дотягивается до воришек, когда до них остается сотня метров. Расстояние приличное, но даже отсюда видно, как на болтающемся в воздушных потоках «перышке» сразу начинается переполох. Слышны отголоски перебранки, затем паруса вздрагивают, кораблик меняет курс и правит на остров.  Наживка сработала, невидимый крючок впился в сознание жертв.

Марана – очень специфический персонаж, главное ее оружие –  магия разума, а мишень, соответственно – разум противника. Каждый, на кого она воздействует, видит наиболее соблазнительный образ в соответствии с личными предпочтениями. Такая магия зачастую совсем не наносит урона, но сковывает возможности противника, кратковременно подавляя его волю и манипулируя его желаниями. На ближней же дистанции Марана сокрушительна. Для большинства текущих задач ее способностей вполне хватает, чтобы в случае нужды принять на себя роль танка. Основного или запасного – все зависит от ситуации и от вида противников. Если встречаются какие-нибудь бездушные твари, которые ее способностям не по зубам, то в таком случае приходится танком работать мне. Или мы проходим мимо. Нет у нас такой мании – непременно задолбать каждого встречного моба, не взирая на его возможности.

Похитители судна сейчас в таком угаре, что даже не пытаются причалить по правилам – ослабить паруса и сбросить скорость, довернуть в сторону, чтобы не врезаться в остров носом и не проломить деревянную обшивку «перышка». Маране самой приходится остужать их пыл, и судно с разбегу до половины корпуса вылетает на край острова. Паруса возмущенно хлопают и обмякают, потеряв напор устойчивых течений, корпус скрипит и вздрагивает, как живой – суденышку пришлось не сладко, но оно все же остается целым. А воришки уже спрыгивают на каменистую почву, чтобы бежать спасать свое желанное видение…

Да не тут-то было.  

Они с самым ошарашенным видом стоят на островке перед нами, не в силах выхватить оружие, ладони словно примерзают к оружию. Мне это ощущение очень даже знакомо, когда-то мы с Мараной были по разные стороны. Уже понимая, что происходит, все трое ровным счетом ничего не могут предпринять. Дело даже не в том, что снять наваждение Мараны крайне сложно без помощника со стороны, тем, кто не успел попасть под ее чары. Они и не хотят. Просто стоят и молча пялятся на Марану в шесть глаз.

Не могу удержаться от ухмылки. Несмотря на досадную потерю времени, ситуация забавляет. Когда наваждение спадает, а именно это сейчас и происходит, реальный облик Мараны с ходу принять не получается. Многим кажется, что они видят еще одну иллюзию, и на этот раз не только притягательную, но и жутковатую. Впрочем, внешность суккубы непросто принять, даже если уже видел ее много раз. Во-первых, на ней нет ни клочка одежды, что очень нехарактерно для обитающих на Небесном Архипелаге разумных существ. Лохматые гхэллы и то постоянно ходят в кожаных накидках, только самым мелким щенкам позволено щеголять в чем самка на свет произвела. Впрочем, немного привираю ради красного словца, кое-что на Маране надето – ожерелье из драгоценных камней на шее, золотые браслеты на тонких запястьях и конце хвоста перед кисточкой, серьги в остроконечных ушах. Но одеждой это уж точно не назовешь. Во-вторых, несмотря на все эти витые рога, копыта, хвост с шипастой кисточкой, багровую чешую по всему телу, с острыми иглами на внешней стороне бедер, локтях и предплечьях, и острозубую улыбку от уха до уха, от суккубы даже без всякого наваждения разит такой неодолимой сексуальной притягательностью, что не обратить внимание на нее просто невозможно.

Да уж, моя Марана – очень, очень знойная… женщина.

Рассматриваю в свою очередь будущих соклановцев, пока они не сводят глаз с Мараны. В первую очередь меня привлекает девушка, что вполне понятно. Мало их тут, мало, человеческих девушек, как и самих людей. У Искры интересная внешность. По определению системы она – человек, но в мире ВИКС это понятие о-очень растяжимое. Ранилак и я, к примеру, относимся к разным ветвям человеческой расы. Похоже, что Искра тоже не имеет отношения к землянам. Черты слишком резкие. На круглом лице явный избыток прямых линий – нос, скулы, надбровные дуги. И при этом – большие выразительные глаза с лазурной радужкой и полные, красиво очерченные губы, того же цвета, как и глаза. Завершает перечень каре из белых волос, с необычными, отливающими серебристым металлом вкраплениями. Передние пряди подлиннее, до линии скул, на затылке совсем короткие. Мило. Одета просто, но со вкусом – крой серой кожаной куртки (явно не из дешевых), доходящей до середины бедер, выгодно подчеркивает стать ладной фигурки, на груди куртка расстегнута, открывая глубокий и мало что скрывающий вырез. Саму девушку это явно не смущает. Рукавов нет, руки обнажены до плеч. Наплечники и наручи тоже отсутствуют. Ноги обтягивают серые лосины из мягкой и эластичной на вид ткани, стопы заправлены в крепкие коричневые башмачки. Из оружия – жезл и кинжал, остальная амуниция вполне обычна. Пиромант. Перспективный класс. Мне бы она пригодилась.

Снафу Кусака – самый обычный, пиратского вида гхэлл. Зубастый, с тёмно-серой лохматой шерстью по всему телу, в обшарпанной кожаной накидке, на полголовы ниже меня и вдвое легче ввиду худосочной комплекции. Заметно, что Снафу вышел из подросткового периода всего несколько месяцев назад. Поэтому он такой хреновый рулевой – не успел толком научиться.  Из оружия – два неказистого вида кинжала на поясе. Что ж, пусть рулевой он пока никакой, но мне на будущее и такой сгодится. Быть новичком не зазорно, это временный недостаток, все мы рано или поздно взрослеем, обретаем полезные навыки и прокачиваем свое искусство. А Снафу, кстати, уже второе имя заработал – значит, успел себя в чем-то проявить.

Роник все же поинтереснее своих спутников. Мне пока не доводилось разглядывать торбина вблизи. Как-то мельком видел одного из гномов в форте, издалека. Ну а теперь вот, прямо передо мной. Вместо бороды густая щетина, что несолидно для гнома, но в остальном – типичный представитель своего вида. Даже забавно – видеть, как оживают шаблонные представления. Роник единственный из троицы в относительно тяжелых доспехах. На голову ниже меня, коренастый, широкоплечий, этакий ходячий бочонок. Корпус обтягивает видавшая виды кираса, правой рукой гном сжимает короткую рукоять солидного вида обоюдоострого топора, левой держит смешной щит – меньше суповой тарелки.  Таким не закрываются от удара, а лишь отводят его в сторону. Впрочем, острым шишаком, что торчит в центре щита, можно неплохо заехать в зубы, если умеючи. А торбин не производит впечатление слабака.

На весь архипелаг их вряд ли наберется десяток, и очень странно, что Роник затесался в такую гоп-компанию. Торбины, как и полагается, прирожденные мастера по кузнечному искусству. Как только попадают в форт, сразу там и оседают. Сперва в учениках у мастеров, а потом и сами мастерами становятся. Любой клан взял бы их с превеликим удовольствием, но торбинам нет причин искать опасных приключений на диких островах. На Архипелаге проблем с кланами много,  самих кланов мало.  Драконовские налоги гхэллов, прочие притеснения… Даже у дриад и дреланов только членство в неофициальном альянсе, с него налогов не дерут. А тут прямо разрыв шаблона. Впрочем, мне не важно, по какой причине он не приглянулся в форте, его я готов взять прямо сейчас, без испытательного задания.

Надо бы на них поорать, что ли... Лень. Не люблю повышать голос.

– Вы искали со мной встречи, – нарушаю я наконец молчание. – Разве Команч не передал вам, что делать? Так какого черта вы творите? Вы вообще догадываетесь, что полагается у гхэллов за кражу дорогостоящего личного имущества?

– Привет… Зубоскал, – Искра встряхивает головой, стальные пряди в ее волосах в сгущающихся сумерках сверкают серебряными кометами.

Очко в ее пользу: девушка оправляется от наваждения Мараны раньше остальных, у магов, как известно, повышенное сопротивление к внушению. Смотрит то на меня, то на демонессу колючим, настороженным, и вполне трезвым взглядом, уже всесторонне оценив ситуацию. «Лживая шкура» показывает чужому взгляду на три уровня меньше – люблю, когда меня недооценивают. Легче выявить нездоровые намерения. У Мараны честный тридцатый, но эту троицу она при желании скрутит в бараний рог в мгновенье ока. Ее прошлое босса подземного логова навсегда наложило отпечаток на ее мощь, как нынешнюю, так и будущую. Да и Фурия, если что, на подстраховке. Сообразив, что в плане драки ей ничего не обломится, дикоша разлеглась на животе позади меня, сложила крылья и сейчас старательно делала вид, что дремлет. А Кроха так и вовсе заныкалась в ее гриву с головой, не хотела показываться чужакам. Вот и умница.

– Лодка ведь возвращается сама, – девушка пожимает плечами, – стоило ли прилагать столько усилий для погони? Но раз так случилось, то я рада познакомиться. Мы все рады, верно, Снафу? Роник?

Голос у нее под стать внешности – тоже резковатый, но тембр приятный.

– Да, да, еще как рады, – торопливо кивает гхэлл, боязливо прижав к лохматому черепу остроконечные уши и вжав голову в плечи. Это не страх, так гхэлл демонстрирует свое подчинение более старшему.  В данном случае – мне.

– Радостнее некуда, – нехотя ворчит Роник, сдвигая мохнатые брови к переносице.

– Серьезно? Вот только не надо делать вид, будто ничего особенного не происходит. Вы едва не испортили мне планы на эту ночь, это разве мелочи?  

–  Рва-авр, – со сконфуженным видом рычит Снафу Кусака. – Нам нужно было… Очень.

– Ну, естественно. А я просто развлекаюсь, поэтому от нечего делать записываюсь в очередь на аренду плавсредства за три дня заранее.

– Кто ж знал, что эта лодка нужна тебе именно сегодня, – сожаление Искры кажется искренним. – Мы бы не тронули, если бы знали. Нам правда жаль…

– До слез, да. Верю. Только почему-то верю с большим трудом.  Что ж, у любого поступка есть последствия. Тарп Старый выдал мне задание: узнать и сообщить ему ваши имена. Он передаст информацию страже в форт, и вас засадят на декаду в рудники.

Искра напряженно улыбается, не зная, что ответить. Гхэлл совсем поник, и лишь Роник смотрит воинственно. Готов принять любое наказание, но не показывать слабости? А то и драться полезет. Нравится мне этот парень.

– Слышь, Зубоскал, – ворчит гном, нехотя усмехаясь, – почему-то мне кажется, что есть другое решение проблемы. Но сразу предупреждаю – у нас мало что есть, нечем… компенсировать. Мы потому в твой клан и хотели… хотим, – поправляет себя Роник. – Слышали, что у тебя можно подзаработать. И безопасное место есть, где можно отдохнуть. Достали ночевки в блохастых поселках, никакого элементарного сервиса…

– Рва-авр, сам ты дубина железная! – уныло огрызается Снафу Кусака. – Говорил же, не надо трогать эту лодку! Это ведь тебе приспичило, на наши головы!

– Ваше добро мне ни к чему, – возвращаю Ронику кривую усмешку. –  А как насчет честных ответов? Зачем вам понадобилась лодка, да еще и пошли на падение репутации, которая и так зарабатывается весьма тяжело?

Они переглядываются, все трое. Видимо, общаются в групповом чате. Приходят к какому-то соглашению, Роник кивает, откашливается, и говорит за всех:

– Да чего уж скрывать, все равно не вышло. Мы на Древо Смерти намыливались попасть... Думаю, ты уже догадался, почему.

Кто бы сомневался. Лодка, направление, ночь. Забавно, ведь я сегодня намерен сделать то же самое. Правда, цели и возможности у меня иные. Увы, движет ими ничем не подтвержденный, но упорно не желающий угасать провокационный слушок, курсирующий в среде игроков. О том, что существует возможность спровоцировать набег пожирателей на острова, не дожидаясь, когда этот набег начнется сам по себе. Типа, достаточно лишь добраться до любой ветки Древа Смерти и ступить на запретную территорию. Но это невозможно. Для живых. История с «Серым ветром» это хорошо подтверждает. Их зомби с Острова Мертвецов посещали Древо Смерти минимум три раза, чтобы отбомбиться по территории Форта Бдительного, но событие с пожирателями за время этих попыток случалось лишь единожды.  Но этим троим неоткуда знать о таких нюансах.

– Хотели запустить набег пожирателей, – качаю я головой. – Приспичило хапнуть побольше опыта в составе рейдов из форта? Это сказка. Опасная сказка, на которую ведутся многие новички.

– Ну да, а сам типа уже старожил? – иронично уточняет Искра.  

– Это неважно, сколько я здесь нахожусь. Источники информации у меня надежные, специально изучал вопрос. Вы ведь не думаете, что первые, кто клюнул на эту байку? Ладно, нет у меня времени на праздные разговоры. Условия остаются прежними – жду в форте завтра днем. В харчевне «Когти и Зубы». Постарайтесь больше ничего не спереть за это время. А лодку я забираю.

– Что? – возмущенно вскидывается торбин. – Какого… Не пори горячку, Зубоскал. Как нам убраться с этой «нулевки» без корабля?

– Никак. Возиться мне с вами некогда, так что сделаю еще одно одолжение.

– Еще одно? И какое же было первым?

– Вы все еще живы, милашки, – Марана подается вперед и радушно улыбается гному, а ее улыбка для таких случаев – это белоснежный зубастый оскал от уха до уха. Роник слегка вздрагивает и невольно отступает на шаг, покрепче стискивая рукоять своего топорика. – Что на мой взгляд, является досадным упущением. Но это в любую секунду можно исправить. Могу заставить вас добровольно и со счастливой улыбкой прыгнуть в бездну. Нет? Тогда не испытывайте наше терпение, не перебивайте… старших.

– Наша Марана – существо с тонкой душевной организацией, – поясняю я с самым серьезным видом. –  Если за сутки никого не приголубит, то болеет и чахнет, теряет силы и волю к жизни. Лучше ее не раздражать по пустякам.

– Ни за что не стала бы сердить такую красавицу, –  подхватывает игру Искра, глядя на Марану уже с заметным интересом, и похоже, совсем не испытывая страха или неловкости. Быстро адаптируется. – А на этих остолопов не обращайте внимания, я им потом растолкую, что к чему.

– Слышь, а за остолопов и ответить можно. Поощрением в грудную клетку…

– Держи, – перебиваю я обидчивого гнома. – Отдашь Тарпу, он такие любит. Передайте ему, что лодку забирали для меня, так что я без претензий.

– Хороший расходник, – уважительно роняет торбин, поймав брошенный ему модификатор на +45 к силе и сразу забыв про обиду.   – Но мы все еще не понимаем, как…

– Не дури, – Искра оказывается более сметливой. – Так же, как они появились здесь. Эта крылатая кошка не могла притащить их обоих, маловата она для таких перелетов.

– Верно, – решив, что пора забаву заканчивать, я открываю для этой троицы временный доступ к астральной сети Цитадели Крика и киваю суккубе. –  Отправь их на Веселый.

Марана выполняет распоряжение без лишних слов. Делает шаг к незадачливым путешественникам, кладет когтистые пальцы на плечи Роника и Снафу Кусаки, а левое колено Искры обвивает хвостом. Исчезновение всей компании сопровождается едва слышным хлопком – воздух устремляется в образовавшуюся дыру. Вместо них несколько секунд спустя появляется Шустрик и радостно скалится при виде лодки. В четыре руки сталкиваем ее с обрыва в воздушное течение, запрыгиваем на борт и усаживаемся на скамьи возле рычагов центрального и горизонтальных рулей.  

– Давай, парень, нужно шевелиться, время идет и ночь на пороге.

Фурия с разбегу ныряет в воздушную реку, расправляет крылья и устремляется прочь, легко обгоняя «перышко». Кроха, естественно, улетает с ней, хихикает в чате, довольно натурально передразнивая ворчливые интонации гнома: “Слышь, Зуб, и чего это я такой тормоз, раз не умею летать?”

Время отвести нарушителей к Тарпу Старому лично, конечно, имелось. До Огрызка гнать лодку минут пятнадцать, Шустрик вполне справится с такой задачей самостоятельно… Но эти деятели едва не нарушили наши планы, и немного волнения в качестве наказания им не помешает. Да и дипломатические способности никогда не бывает лишним потренировать. Прокачку летного навыка тоже не хотелось упускать, остаток пути я намерен порулить сам.

– Маяк будем сейчас ставить, или позже? – вежливо напоминает Шустрик, намекая на наш план.

– Лучше сразу, течения возле Огрызка неровные. Если перевернём лодку, то хотя бы будет куда сигануть для спасения.

– Обижаешь, Зуб, –  молодой гхэлл бросает на меня укоризненный взгляд.  – Не переверну.

– Не бери на свой счет, я о себе. Я-то тот еще ловкач.

Шустрик сразу успокаивается, мое мнение для него всегда имеет особое значение, а я машинально поправляю щит за спиной, почему-то немного сбившийся на бок. Затем берусь покрепче за рукоятку центрального руля и тот протестующе скрипит, сопротивляясь усилиям.  

Понятно, что щит сейчас мне не нужен, но энергозакреп прокачивается лишь под повышенной нагрузкой, поэтому приходится носить. Это еще, можно сказать, учебный, облегченный щит, а ведь когда-нибудь дойдет до реально тяжеловесных изделий, с огромными параметрами защиты. Признаться, не люблю щит. Этот предмет экипировки мне не подходит по стилю боя, с ним я становлюсь совсем уж каким-то тяжеловесным, неповоротливым. Но невозможно развивать одинаково ловкость и силу, а пока ловкости недостает, щит может выручить в сложной ситуации.

Впрочем, не о том думаю.

Самое время еще разок хорошенько пораскинуть мыслями о том, что предстоит.

Отредактировано:1 неделя  назад

Автор

ОтветитьЦитата
Размещено : 05/12/2017 9:36 пп KT лайков
KT
 KT
(@ted)
Новичок Registered
От: zuboskal

Но невозможно развивать одинаково и ловкость, силу, и пока ловкости недостает, щит может выручить в сложной ситуации.

Наверное "и ловкость и силу"?

ОтветитьЦитата
Размещено : 05/12/2017 10:33 пп
zuboskal
(@zuboskal)
Доверенный Admin

Должно быть "ловкость и силу", поправлю. 🙂

Автор

ОтветитьЦитата
Размещено : 06/12/2017 9:00 дп
  
Работает

Пожалуйста, Вход или Зарегистрироваться

(Всего игроков: 4 271, Играло сегодня: 145)

Постоянная ссылка на это сообщение: http://neistrebimyi.ru/community/